460

27 ноября 2023 г. 14:28

Фестиваль

АЛЕКСЕЙ РАСТОРГУЕВ: ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ БЕЛТА

Пермский театр «БАЛЕТ ЕВГЕНИЯ ПАНФИЛОВА» привёз на Международный фестиваль современной хореографии в этом году три грандиозных танцевальных подарка. Два из них предназначены для витебского зрителя, также два были «переданы в руки» минчан. Программа для столицы включает представленный в прошлом году на IFMC и посвящённый мексиканской художнице Фриде КАЛО спектакль "LIBERTAD". Кроме того, в Минске показали историю «О ПРИНЦЕ И НИЩЕМ», созданную по мотивам романа Марка ТВЕНА. Вечером 24 ноября на витебской сцене состоялась премьера этого наполненного смыслами спектакля в Беларуси. Почти перед выходом коллектива на сцену балетмейстер Алексей РАСТОРГУЕВ рассказал корреспонденту БЕЛТА, зачем в обеих частях работы использована абсолютно одинаковая музыка, признался, что следит за начинающими белорусскими коллегами и поделился темой следующей премьеры для IFMC.

- Год назад, также в интервью БЕЛТА на витебском фестивале, вы озвучили планы поставить и привезти на следующий форум хореографический спектакль про принца и нищего. Обещание выполнено. Насколько это была долгая и кропотливая работа?

- Так или иначе, любая постановка сложна. И дома у нас были сопутствующие обстоятельства как раз на выходе спектакля. Мы долго ждали свою сцену, своё помещение и три года терпеливо мыкались по городу, пока шла реконструкция здания. Как раз это получилось на выходе спектакля. Начали в одном, закончили в другом помещении.

В спектакле задействованы 12 человек. Эта работа для меня была интересна двумя историями – о принце и о нищем, но больше экспериментом с музыкой. Насколько это было сделано мудро, правильно и решено мной и насколько интересно получилось – это будет решать зритель. Дело в том, что мы работаем с одним и тем же музыкальным материалом. Одна музыка звучит в первой части и она же – во второй. Просто меняются позиции основных героев на сцене. Во время репетиций я всё ждал, когда артисты поймут, что это та же самая музыка, ведь хореография-то во второй части другая. Ребята молодцы тем, что под один материал умело показывают сначала одну, а затем и другую социальные группы. И работать с музыкой было сложнее всего, потому что параллельно ставились первая хореографическая часть и сразу же вторая. То есть на следующий день мы берём тот же отрывок, но совершенно противоположные динамику и хореографию.

(В первой части спектакля идет рассказ о Принце, действия происходят в разных частях сцены, противоположные точки которых зеркально использованы во второй половине работы. Поставили ее хореограф Алексей РАСТОРГУЕВ и режиссёр-постановщик Дмитрий ХОМЯКОВ. В своем романе Марк ТВЕН восстанавливает картины прошлого и заставляет задуматься над истинным и ложным, побуждениях и устремлениях. В спектакле же Принц и Нищий не литературные персонажи, а метафорические. И, как уточняет хореограф, это вообще две стороны одного и того же человека. Есть и третья главная роль – Государственной Печати. Речь о собирательном образе, символе законности всего происходящего в любом социуме. Мудрый, красивый и глубокий образ передала прима театра Мария ТИХОНОВА. Через дуэты персонажей проявляются Принц и Нищий – высокое и низменное в человеческой природе, двуличие в намерениях и поступках. В Витебске спектакль прошел с аншлагом и завершился долгими аплодисментами зала).

Если взять две прозрачные кинопленки и соединить их в одну, то получится наложение кадров. Было бы интересно при помощи какой-либо классной киностудии сделать эту вещь. Ведь и история-то про то же: Принц и Нищий – это две составляющие на самом деле одного человека, его двух качеств. И, находясь в определенном социуме, он может себя вести так, в другом – совершенно противоположно. Увидит ли это зритель и прочитает ли? Допустим, в Перми, когда работа была сыграна и ко мне после просмотра подходил опытный зритель, он понял, что, если обе части наложить друг на друга и воспроизвести синхронно, мы увидим существование одного и того же человека в определенном социуме, но совершенно с другой подачи и позиции. Любой зритель, может, и не поймет всё, что я хотел объяснить в спектакле. Интересно, но сложно.

- Наверняка у вас уже есть наметки по следующим работам, которые хотелось бы поставить и показать миру, в частности, привезти на следующий IFMC. О чём ещё планирует станцевать «БАЛЕТ ЕВГЕНИЯ ПАНФИЛОВА»?

- Вопрос заключается именно в нашем театре, поскольку он является репертуарным и у нас много другой параллельной работы. Сейчас я думаю о новой постановке. Чуть-чуть приоткрою: дежурное название – «ЭТО МЫ». Спектакль будет по материалу одного хорошо известного нам в литературе автора. Это рассказ про нас, какие мы, наши характеры, как себя ведём друг с другом и как выглядим со стороны. Надеюсь, что где-то вместе со зрителем погрустим, а где-то и посмеёмся. В нашем театре много молодых ребят, каждый из них по-своему интересен. Попытаемся попасть в образ и просто сделать ряд миниатюр (как пирамидку), где будем наблюдать за людьми, событиями, ситуациями. Очередной шаг хочется сделать не в каком-то одном пластическом решении, а в совершенно разных, даже непривычных для нашего театра.

- Что это может быть?

- Можно ведь танцевать, а можно ходить, сидеть, лежать, ничего не делая. Так или иначе, мы все с хореографическим образованием, но мне хотелось бы, чтобы поиграли и с имеющимися у каждого актёрскими талантами. Вот и посмотрим, что выйдет. В январе уже начинаю ставить этот спектакль. Надеюсь, мы его сделаем, успеем обкатать, понять, а если всё сложится, то привезём в Витебск.

- Вы упомянули о молодых артистах коллектива. Верно ли я представляю, что ставка будет сделана на них и в новой работе будет задействована только молодёжь?

- Не совсем. Это специфика любого театра. Молодым нужно дорасти до своих ролей, но хочется ускорить процесс. Чем раньше молодой танцовщик получает задачу, тем он быстрее раскрывается. Будем работать и над тем, чтобы наши ребята как можно быстрее становились артистами.

- Раз уж зашла речь о молодых артистах. На каждом IFMC проходит конкурс, в этом году он имеет республиканский статус и собрал белорусских танцовщиков и хореографов. Какие виды хореографической лексики, приемы им сегодня стоит выбирать, чтобы скорее обрести свой почерк?

- Развитие и авторский язык всё равно придёт у тех, кто этим занимается. Ведь мы знаем много примеров, когда авторская хореография становится узнаваемой. Так что молодым, талантливым, начинающим хореографам – только вперёд. Многое зависит от физики, нашего физического здоровья и поисков решений – как изобразить это в хореографии.

- Среди представленных на нынешнем конкурсе участников есть кто-то приметный?

- Да, из числа белорусских хореографов есть фигуры, за которыми я стараюсь следить. Есть и мои любимые авторы, не буду их называть. Конкурс я пока не видел, но мы всегда получаем большой кайф от того, что видим на закрытии во время гала-концерта. Мы всегда смотрим его из-за кулис. Надеюсь, что и 26 ноября обязательно увижу несколько шедевров, которые наполнят меня на год - а такое бывает, и практически каждый раз в Витебске. Я в ожидании.

Евгения АРХИПОВА, БЕЛТА.